Фото автора, 2005

НАТАША ПОТЕРЯШИНА

Интервью


Мануэла / Калининград, Россия


Наташа Потеряшина. Калининградка с севера, загорающая при 52 градусах выше нуля. Ее не грузит возраст, ее сон позволено прерывать только чтению. Самая неподражаемая и неповторимая немодная модница города: яркая и преисполненная достоинства, ежедневно дефилирующая по центральным городским улицам. Натурщица… Актриса…Философ… Женщина… Абсолютное отсутствие растерянности…


Наташа Потеряшина (Н.П.): Прежде всего, я должна сказать, что родилась не в этом городе. И, нисколько об этом не жалея, с удовольствием назову себя северянкой - до 5 лет. А родилась я в городе Котлас Архангельской области в 1950 году, 7 июня. Да, в 50-м, причем могу признаться совершенно честно, это не висит на мне никаким грузом. Моя тетя училась в Ленинградском планово-экономическом институте, получила распределение в Калининград и перевезла сюда всю семью. Здесь я с 1955 года.

Мануэла (М.): И большая у Вас семья?

Н.П.: Ну, семья у меня "неполноценная", как было сказано, когда я поступала в Высшую школу. Меня воспитывала бабушка с дедушкой, а мама уехала поднимать целину в Казахстан.

М.: Как сложилась Ваша личная жизнь?

Н.П.: Вот, чтобы какой-нибудь такой муж… Мужа нет. Детей нет. Но, что дает мне окрыленность, - есть избранник.

М.: Что Вы обычно пьете по утрам?

Н.П.: По утрам я пью крепчайший чай. Когда повезет, то с лотосом, зеленый, с жасмином зеленый. А когда простая обыденная жизнь, то "хейлис".

М.: Сколько часов в день Вы спите?

Н.П.: Вы знаете, пожалуй, я сном избалована. Я жила всю жизнь одна. И могла себе позволить. Если только этот мой сон не прерывало чтение.

М.: Вы много читаете?

Н.П.: В последние годы я много читала по философии и в одной американской книге по осознанию нашла фразу: "библиотека - вне-генетическое средство выживания". Тем, что в нас заложено, мы живем лишь в принципе, а что мы можем в себя привнести - это надо читать. Да, я очень много читаю. Мне повезло с бабушкой. Моя бабушка была заведующей библиотечным коллектором речного пароходства, на Севере. Она мне читала с полугода. И вот результат чтения: когда я начала говорить, я начала говорить стихами.

М.: Помните какой-то из них?

Н.П.:

Падал снег на порог,

Кот лепил себе пирог,

А пока лепил и пёк,

Ручейком пирог утёк…

Я очень много читаю, перечитываю…

М.: Любимая книга?

Н.П.: "В поисках фресок". О доисторической живописи.

М.: Кто Вы по образованию?

Н.П.: Я - филолог. Есть и еще кое-какие образования.

М.: Какие, например?

Н.П.: Я - информационник, традиционный информационник. Работала в научно-исследовательском институте (АтлантНИРО) руководителем группы аналитико-статистической обработки, информационный отдел патентных исследований. Затем я училась в Патентном институте, в Москве. Получила диплом "с отличием" и при Торгово-промышленной палате. Впоследствии работала юристом по охране интеллектуальной собственности. Здесь, в Калининграде.

М.: Какие спиртные напитки предпочитаете?

Н.П.: Люблю легкое вино, полусладкое, красное.

М.: Курите?

Н.П.: Курю крепкие сигареты. Много. Мне не хватает никотина, цыганской крови всегда недостаточно никотина. По отцу я цыганка.

М.: Есть ли домашние дела, которые Вы делаете с удовольствием?

Н.П.: Одно время любила шить себе подушки. У меня было их очень много, а потом я их пересортировала, у меня были подушки и на полу. Я однажды неудачно погладила шелковое красное платье и нашила из него большое количество подушек.

М.: Наверное, платье было длинным, со шлейфом?

Н.П.: Оно не было длинным. Оно было с большим количеством оборок.

М.: В Вашем доме часто бывает беспорядок?

Н.П.: Я очень эмоционально восприимчивый человек, поскольку беспорядок давит мне на психику, я стараюсь держать порядок. И то, что я называю порядком, для меня является и красотой.

М.: Вы пользуетесь косметикой?

Н.П.: Я совершенно не крашусь. Когда-то я пользовалась косметикой, делала макияж с французскими рекомендациями. Французской подушечкой, для придания натурального блеска. Теперь нет.

М.: Есть ли какой-то "бабушкин секрет красоты", которым Вы воспользовались?

Н.П.: У меня бабушкина прическа. Это фамильная прическа. Так причесывалась моя бабушка, моя тетя, так причесываюсь я.

М.: Сколько времени Вы тратите на свой гардероб?

Н.П.: Это, пожалуй, не во времени надо измерять, а в силах… Сил много…

М.: У Вас много одежды, украшений, таких чисто женских штучек…? Есть любимая среди них?

Н.П.: Я с удовольствием окружаю себя любимыми вещами. Все мои вещи мною любимы. Вот, например, это пальто, которое на мне надето. Это парижское пальто, пальто, которое носят парижанки. Подаренное мне друзьями из Парижа. Оно носится только с юбкой, застегивается, и миру являются ножки и головка - ножки и головка… Или черное трикотажное платье, которое позволяет много вариантов. Это хорошая вещь…

М.: Любимый цвет?

Н.П.: Здесь, пожалуй, сказывается, мой эгоизм. Потому что я сразу начала думать, а что же мне идет больше всего? Голубой, розовый, желтый…

М.: Если бы Вам предложили устроить собственный показ одежды, каким бы Вы хотели его видеть?

Н.П.: Я работала начальником на уровне заместителя директора, но это не ограничивало и не ограничивает никак моей натуры. Я всегда хотела быть разнообразной. И самое страшное, - это привыкание самого себя к себе и привыкание к тебе других, когда тебя перестают воспринимать. И в образе, и в стиле, и в манере говорить должен быть какой-то импульс, ведущий к акту, к действию, к мысли, к чувству. Я за разнообразие. Я за ощущение себя и за умение это подать. Я хотела бы быть совершенно разной в зависимости от настроения. Таким был бы и показ.

М.: Что для Вас эпатаж?

Н.П.: Эпатажность может быть раскрытием натуры, а может - эпигонством.

М.: У Вас много друзей?

Н.П.: Да. У меня много друзей, есть близкая подруга. 1 сентября 2005 г. мы празднуем 40 лет нашей дружбы. Она закончила физмат КГУ, ее муж - доктор наук, занимается разведением кальмара. У нее трое детей. Мы встречаемся как две понимающие и подходящие друг другу личности. Мы никогда не касаемся семейных проблем, говорим о литературе, живописи. У меня есть возможность посещать вернисажи, и мне есть, что ей рассказать. Я для нее развлечение, она не может себе позволить бывать там, где бываю я.

М.: Последняя выставка, которую Вы посетили?

Н.П.: Я побывала в Виртуальном лектории, десять дней назад, это было в Художественной галерее. Ведет его Юлия Абрамова, девочка, которая писала меня, когда я подрабатывала натурщицей в нашем университете. Я всегда посещала выставки, побывала даже в 1981 г. на выставке "Москва-Париж". Будучи в командировке, купила билет на выставку в первый же день пребывания в Москве, а сумела сходить только перед отъездом, но все же смогла.

М.: Что для Вас ТВ?

Н.П.: Телевизор я не смотрю вообще. У меня очень развито эстетическое восприятие, построение образа в моем сознании. А телевизор мне мешает. Я читаю, воображаю. Я не говорю о каких-то передачах, на которые, как любой гражданин, натыкаюсь. Мне очень трудно воспринимать телевизор. Я его не воспринимаю.

М.: Ваши излюбленные маршруты для прогулок?

Н.П.: Я бываю у Королевских ворот, на ул. Багратиона. Я бываю в Парке скульптур, у Кафедрального собора. Там есть небольшая скульптура, которая мне очень дорога. На ней приведены слова, автор не указан, но я думаю, что это Джон Донн, английский поэт: "Любимая женщина - душа любящего мужчины". Я с удовольствием там бываю. Сегодня я была на Верхнем озере, там кормили чаек. И это было хорошо.

М.: Как Вы относитесь к изменению общего облика нашего города в последнее время?

Н.П.: Я думаю, он меняется в той степени, в какую дает идти вообще наша жизнь. А дает она не так уж и много. А хотелось бы больше… Позавчера я была на могиле Канта. Там цветы - розы, гвоздики, и меня это радует.

М.: Влияет ли погода на Ваше настроение?

Н.П.: Да, влияет. Я - солнце, я люблю солнце. Однажды, будучи в Казахстане, я загорала при 52 градусах жары. И ожогов не было. Вот так я люблю солнце, а солнце любит меня.

М.: Как Вы выражаете себя сейчас?

Н.П.: Все, что я получила от своих прошлых поездок, прогулок, от чтения, я излагаю. В своих трудах. Это моя работа. Я отношусь к этому очень серьезно. Одна рукопись очень личная. Другая, "Сады Пандекты" ("пандекты" означает по-гречески универсальное учение.- Прим. ред.) - философская, это подходы к бытию, которые бытие сохраняют и позволяют ему цвести. Надеюсь, издам.

М.: Вы считаете, Калининград - интеллектуальный город?

Н.П.: В чем должен проявляться интеллект? Он должен проявляться во всем. Огорчает театр. В драматический - не хожу. Знаю "Другой театр". Там меня покоряет сам подход к материалу: поэзия и балет. Для меня очень важна библиотека. К кино теперь равнодушна. Когда-то ходила в "Киноуниверситет" в к/т "Октябрь", вел его Игорь Савостин. С удовольствием посещала. Кино любила.

М.: Если бы существовала возможность выбора другого времени, другого города, что бы Вы выбрали?

Н.П.: Думаю, я впитала то, что является Прибалтикой. Я хочу жить в Прибалтике. И хочу жить сейчас. Я впитала прошлое, я о нем знаю. Если я захочу, я могу в нем себя вообразить, но никакого иного времени я не хочу. Я впитала все то, что является актуальностью для этого времени. Мне всё доступно.

М.: Заветная мечта?

Н.П.: Побывать в Казахстане, увидеться с мамой.

М.: Вам знакомо чувство боли, обиды?

Н.П.: Древнее высказывание: "Крепость своей жизни человек может разрушить только собственными руками". Я исключаю всякие обиды. Все свои невзгоды могу спровоцировать только я сама. Никаких обидчиков в своей жизни я не знаю.