Фото Д. Вышемирского, 1986

КОШКИ КЁНИГСБЕРГА


Елена Цветаева / Калининград, Россия


Идея одного из проектов нашего Центра о новом мифе города Кёнигсберга/Калининграда, о его истинных жителях родилась из обычной житейской истории, которая произошла со мной и кошкой Белкой. Эту Кошку я подобрала на улице, - вернее, она сама выбрала себе хозяев. По утрам Белка провожала меня до остановки автобуса, персонально встречала, неожиданно вынырнув из подвала или спрыгнув с дерева, и, в конце концов, не пригласить ее в дом было уже невозможно. Мы прожили с черно-белой принцессой около двух лет. Казалось, она забыла бродячую жизнь, более того, улица пугала Белку, вызывала у нее отвращение: это было видно. И вот я уехала учиться в Москву, а вскоре после моего отъезда Белка сбежала из дома. Я вернулась через год, а Белочка, отчаявшись дожидаться хозяйку, исчезла навсегда.

Так родилась история о том, что, возможно, это была настоящая кёнигсбергская Кошка, из породы тех, которых не взяли с собой в 1947 году депортированные из Калининграда последние немцы. Вина перед этим добрым и теплым существом и реальные послевоенные события моего странного родного города Кёнигсберга/Калининграда предложили иной сценарий: сделать проект о настоящих и верных жителях Города, которые сегодня живут рядом с нами и являются его истинными аборигенами - старожилами территории. Можно было, конечно, придумать историю про собак. Но собаки более прихотливы и вряд ли пережили ужас тех дней, когда депортируемые хозяева могли взять только 16 кг багажа и вынуждены были оставить домашних существ на произвол собаче-кошачьей судьбы. Кошки, конечно же, кошки остались верны своему дому, научившись жить самостоятельно и беззаботно, иногда позволяя людям пригашать их к себе на побывку. Они также научились покидать дома, если не находили хозяев...

А сейчас у меня на столе сидит Белка-2, белое пушистое создание с откушенным хвостом (следы тяжелого уличного детства) - кёнигсбергская красавица, но без родословной с гербами, ненавидящая улицу до кончиков своих усов и купированного хвоста. Только я стараюсь не оставлять ее надолго одну, потому что и эта Кошка, невзирая на все вискасы, сбежит в свой Кёнигсберг, не обнаружив тех, с кем привыкла делить кров. А мне туда хода нет…


Й. Марон. "Моя первая кошка в Калининграде", 2002