Цитадель Фридрихсбург. Фото Е. Уманского, 2005

БАСТИОНЫ В АЛМАЗАХ И ИЗУМРУДАХ


Авенир Овсянов / Калининград, Россия


Таких драгоценных камней они удостоились в составе первой Кёнигсбергской цитадели, располагавшейся на месте нынешней товарной станции. Она была снесена по решению городского магистрата накануне 1-й Мировой войны, правда, ворота ее сохранились до наших дней на улице Портовой, 39.

Предыстория цитадели такова. В первой трети XVII века территория Восточной Пруссии была использована в качестве арены боевых действий между Швецией и Польшей. Это было прямое нарушение ее суверенитета. Боясь расширения "арены", жители Альтштадта, Лебенихта и Кнайпхофа начиная с 1626 года окружили свои территории оборонительным валом и водным рвом. Проект этого сооружения был разработан профессором математики Кёнигсбергского университета, астрономом и архитектором Иоханном Штраусом (1590 - 1630). Руководителями строительства стали полковник граф Абрахам фон Дона (1579 -1631) и строительный мастер-землемер Конрад Бурк (? - 1652).

К середине XVII века вокруг трех городов были построены 26 бастионов, 8 полубастионов и 9 главных ворот. К сожалению, до наших дней дошли только жалкие остатки этого грандиозного по тем временам сооружения. Мы сейчас можем видеть только возвышенности былых валов вдоль улицы Ольштынской, у Бранденбургских ворот и вдоль Гвардейского проспекта, там, где была обсерватория Ф. В. Бесселя.

Казалось бы, с постройкой оборонительного вала прусские правители, курфюрст Георг Вильгельм (1619 - 1640) и сменивший его Великий курфюрст Фридрих Вильгельм (1640 -1688), могли быть спокойны за безопасность своих границ. Однако это было не так. Не хватало важнейшей составной части крепости - цитадели.

Орденский замок Кёнигсберга, который долгое время считался цитаделью и символом могущества, к тому времени уже утратил свое военное значение из-за несоответствия своих форм эпохе огнестрельного оружия. И вновь математики Кёнигсбергского университета засели за чертежи. Лучший проект цитадели предложил придворный архитектор и математик Христиан Оттер. Он же и нашел место для ее размещения в западной части оборонительного вала, там, где его пересекает река Прегель. Здесь, по мнению Христиана Оттера, "соседи не войдут, предварительно не постучав в дверь, а бунтовщики не воспользуются укреплениями". Все было бы очень хорошо, но на месте, указанном Христианом, находилась лучшая загородная резиденция курфюрста Фридриха Вильгельма. Начались длительные споры, выбор других вариантов и всевозможные согласования. Победила точка зрения архитектора Оттера. Курфюрст, сказав, что "лучше потерять резиденцию, чем княжеский трон", милостиво разрешил развернуть здесь строительные работы.

К 1657 году цитадель под названием Фридрихсбург была построена. Ее угловые каменно-земляные бастионы получили названия драгоценных камней: ИЗУМРУД, РУБИН, АЛМАЗ и украшение органического происхождения - ЖЕМЧУГ. Центральное сооружение цитадели было окружено водным рвом, соединенным с рекой Прегелем.

Во внутреннем дворе цитадели были построены казармы, склады, арсенал, мастерские, комендатура, две тюрьмы и кирха. Ныне все это ушло в небытие. А тогда здесь проходили очень важные события, связанные и с российской историей.

Так, в тюрьме цитадели отбывал наказание за непослушание лейтенант Йорк фон Вартенбург, будущий фельдмаршал, организатор народного ополчения против наполеоновских войск и союзник России в европейском освободительном походе (1813 - 1815 гг.).

В 1697 году Кёнигсберг и цитадель Фридрихсбург посетил русский царь Петр 1 под вымышленным именем урядника Преображенского полка Петра Михайлова. Здесь он изучал фортификацию и знакомился с постановкой учебного процесса по инженерному делу. Вскоре после возвращения Петра I в Россию на острове Котлин началось строительство цитадели и фортов по образцу и подобию кёнигсбергской цитадели Фридрихсбург и была учреждена первая военно-инженерная школа.

Южнее цитадели Фридрихсбург проходила знаменитая "философская тропа", по которой совершал ежедневные прогулки Великий гражданин Кёнигсберга Иммануил Кант.

Цитадель Фридрихсбург с ее "драгоценными" бастионами никогда не вела боевых действий, хотя часто приводила себя в боевую готовность. Это случалось во время шведско-польских войн XVII - XVIII веков и в начальный период Первой Мировой войны, когда российские казачьи разъезды появлялись в окрестностях Кёнигсберга.

И все же пушки Фридрихсбурга открывали огонь неоднократно, правда, холостыми снарядами. Салютом их отмечались коронование королей и торжественные даты в жизни государства. Особенно много снарядов Фридрихсбурга было истрачено в день коронации 18 января 1701 года, когда Кёнигсберг стал резиденцией короля Фридриха I (1701 - 1713). Упоминается цитадель Фридрихсбург и в хронике Семилетней войны 1756 - 1762 гг. Тогда русская армия, одержав ряд побед над прусскими войсками, овладела Кёнигсбергом. Главнокомандующий русской армией В. В. Фермор в реляции о взятии города свидетельствует: "В то же самое время принесены ко мне от здешняго правительства ключи от здешней цитадели Фридрихсбурга и Пилавской крепости (крепости Пиллау - Балтийска. - Прим. авт.)".

Андрей Тимофеевич Болотов в своих "Записках..." следующим образом описывает праздник Водосвятия на реке Прегель во времена губернаторства в Кёнигсберге (начало 1761 года) Василия Ивановича Суворова (отца будущего генералиссимуса Александра Васильевича). После торжественного богослужения в ставшей тогда православной Штайндаммской кирхе пышная красочная процессия священнослужителей и прихожан двигалась к реке Прегелю. "Процессия сия была наивеликолепнейшая, и архимандрит в богатых своих ризах и драгоценной шапке со множеством духовенства производили для пруссаков зрелище, достойное любопытства, а как присутствовал при оной и сам губернатор со своими чиноначальниками и от самой церкви провожал ее пешком, несмотря на всю отдаленность, то желание видеть нового губернатора привело туда еще более народу. Поелику же при погружении креста в воду производилась как из поставленных на берегу пушек, так и с Фридрихсбургской крепости пушечная пальба, а потом и троекратный беглый огонь из мелкого ружья всеми войсками, то и сие сделало в народе еще большее впечатление".

Из некоторых литературных источников известно, что в истории цитадели с "драгоценными камнями" времен Семилетней войны оставил свой след и донской казак Емельян Пугачев, командир небольшого отряда, в задачу которого входило задержание в Кёнигсберге и окрестностях вербовщиков в прусскую армию короля Фридриха II (она в то время вела боевые действия с русской армией) и препровождение их в тюремные казематы Фридрихсбурга. Правда, некоторые авторы краеведческих изданий высказывают сомнение в факте пребывания Е. Пугачева в Кёнигсберге на том основании, что он был тогда слишком молод (15 лет). Это сомнение порождает новое сомнение, так как на допросе в Яицком городке в сентябре 1774 года Пугачев заявил: "От роду мне 32 года". На втором допросе в Москве он назвал уже другую возрастную цифру - 34. А где гарантия того, что, случись третий допрос, не появилась бы цифра 38 или 40, и тогда бы оказалось, что ему в годы Семилетней войны было за 20, а это уже настоящий казак.

Во время Семилетней войны трофеями русских войск оказались бронзовые мортиры, снятые с бастионов цитадели Фридрихсбург. В настоящее время они находятся в экспозиции Санкт-Петербургского Музея артиллерии, инженерных войск и войск связи в Кронверке Петропавловской крепости.

В 1807 году Кёнигсберг был занят французскими войсками. А в цитадели Фридрихсбург разместился их гарнизон.

К середине XIX века цитадель Фридрихсбург вошла в состав второго оборонительного обвода (сохранившегося до наших дней) и стала называться фортом. Тогда же были построены ее новые ворота, автором фасада которых являлся тайный верховный строительный советник Фридрих Август Штюлер (так у автора.- Прим. ред.).

Накануне Первой Мировой войны в связи с расширением городской застройки, дефицитом земли и большими затратами городского магистрата на выкуп у военного ведомства фортификационных сооружений было принято решение о сносе цитадели Фридрихсбург и размещении на ее территории товарной станции, что и было сделано. Только на ворота, как памятник истории, инженерной мысли, военного зодчества и строительного искусства, рука у разрушителей не поднялась.

К сожалению, на этот ценнейший памятник архитектуры неоготики не обращают внимания до сих пор. Стоит он, горемычный, среди аляповатых построек, невзрачных складов и стоянок автомашин, с немым укором взирая на равнодушие к красоте, искусству и истории. И все же хочется надеяться, что это чудо архитектуры не уйдет в небытие, а будет реставрировано, реконструировано и войдет в число наиболее значимых архитектурных объектов на местной "тропе туризма".