НАВЕДЕНИЕ МОСТОВ


Александр Попадин / Калининград, Россия


Нынешнее "пешеходное" состояние острова Канта напоминает резервацию, в которую поместили Кафедральный собор и парк скульптур. Чтобы добраться до бывшего острова Кнайпхоф, лишённого своих четырёх мостов, необходимо взбираться на эстакадный мост, который, если нужда не заставила, люди стараются не посещать: шумно, ветрено, загазованно... Дискомфортно. Территориально остров Канта почти отрезан для прогулок, и это ему явно не на пользу. Не потому ли жизнь на острове в межфестивальные дни еле теплится? Или это территория для обитания кёнигсбергских призраков, склонных к прогулкам (не будем показывать пальцами)?

Однако, если мысленно представить себе хотя бы один мост восстановленным, например, тот, что за зданием ДК моряков, то рисуется совсем другая картина. Жители близлежащих к "Детскому миру" домов, а вместе с ними и все остальные горожане, получают облегчённый доступ на остров, который перестаёт быть задворками, расположенными в центре города. И совершенно другая жизнь начинается тогда у острова. Идеалистическая картина!

2 сентября 2001 года группа архитекторов, писателей и историков (Дмитрий Вышемирский, Олег Васютин, Ольга Дмитриева, Сергей Ананьин, Александр Попадин и др.) провела художественно-символическую акцию "Наведение мостов". Целью её было напомнить, что существовали времена, когда остров Канта был соединён с "Большой землей" (странным образом это рифмуется с проблематичной связью Калининградской области с "материковой Россией") несколькими мостами, когда он жил бурной жизнью, не замурованным в "музейный янтарь".

Места, где раньше находились четыре старых моста, мы обозначили колышками, и на воображаемом полотне мостов мелом на асфальте были написаны названия исчезнувших переправ: Зелёный, Потрошиный, Кузнечный и Лавочный мост - слышите, как в этих названиях звучит физиология старого Кёнигсберга?

Но обозначить границы мало, ведь мост - это переправа через воду. Значит, пока физически мостов нет, можно в этом месте, за предыдущие века натоптанном миллионами ног, переправить что-нибудь символическое. Этим символическим ядром акции стали шипастые плоды каштана. Участники акции "закутывали" их в бинт, надписывали на бинте название моста и свою фамилию, и броском (а в широком месте Преголи с помощью рогатки) переправляли на другой берег. Броски шли со стороны старой набережной Альтштадта (ныне место между Моспроспектом и островом Канта) и со стороны бывшего Хаберберга (за Биржей, Домом Моряков) в сторону острова Кнайпхоф (ныне, по народному, острова Канта, а по официальному - никак, остров имени до сих пор не имеет).

Каштан в этом действе неслучаен. Во-первых, это - зерно, и из него может что-то вырасти. Может, даже тот же каштан. Во-вторых, каштаны в большинстве регионов России не растут, и когда это большинство регионов России приезжает в Калининград в мае, в пору цветения каштанов, то из этих регионов можно варить варенье, вить веревки, присоединять к Калининградской области - да всё, что угодно.

Так что каштаны - наш калининградский стратегический аргумент в бесконечном сравнительном ряду "мерянья силами" с собратьями.


Акция "Наведение мостов". Фото Д. Вышемирского, 2001