ПУСТОЙ ЦЕНТР К.

(Короткий диалог)


Андрей Монастырский / Москва, Россия

Сабина Хэнсген / Бохум, Германия


С. Х.: В сегодняшнем Калининграде меня больше всего поражает ощущение пустого центра, в широком, метафорическом смысле этого слова.

В архитектурной топографии Калининграда до сих пор видны следы исторической катастрофы. Отсутствие привычного бурления жизни в центральной части города, которое хранят старые фотографии, обрело форму бетонного вакуума, символизирующего отсутствие как итог былого присутствия. В дополнение к разговорам о реконструкции исторических памятников я бы хотела обратить внимание и на этот бесподобный памятник пустоты.

Какого рода контакт с пустотой мы здесь наблюдаем? Он как будто вне всяких определений, вот что главнее всего. Когда гуляешь по этой пустоте, об интерпретациях не думаешь, остаешься один на один с собственными живыми ощущениями, которые невозможно передать словами. Пугающе негативному восприятию пустоты как силы, поглощающей все вокруг, здесь противостоит нечто другое - осознание пустого центра как точки не-бытия. Лично во мне оно вызвало исключительно положительные эмоции. Думаю, было бы интересно рассмотреть это ощущение пустоты в контексте более общих эстетических представлений, свойственных концептуалистскому типу художественного мышления.

А. М.: Пустота в центре - верно, так оно и есть: по закону физики, в центре всегда пустота, события же располагаются по краям. Именно пустота обеспечивает однородность и постоянство структур, сопротивляясь хаосу и возмущению на границах. Такие средоточия пустоты благоприятствуют концептуалистскому взгляду на вещи, при котором дистанция является необходимым условием для акта дискурсивного рассмотрения и полагания.

Кёнигсберг занимает исключительно важное место на "концептуальной карте" России, тем более если учесть, что здесь находится могила Канта: он маркирует европейское мировоззрение или даже европейский "дискурс мышления". В этом смысле Кёнигсберг - не провинция, а один из немногих центров России. И эта самая пустота, которая определяет и формирует происходящее на границах, естественна для него, как и для любого другого центра.


Перевод с английского Сергея Михайлова


Фото С. Рябкова, 2004